Герберт Уэллс

Рассказ английского писателя и публициста Герберта Уэллса.
В история идёт повествование о необыкновенном препарате, создатель которого профессор Джибберн. Он способен усилить и ускорить человеческие рефлексы, ритм всего организма в тысячи раз и позволить прожить две жизни. 

The New Accelerator (Part 1)

The New Accelerator (Part 1) [Скачать]

The New Accelerator

Certainly, if ever a man found a guinea when he was looking for a pin it is my good friend Professor Gibberne.

Новейший Ускоритель

Конечно, если кто-нибудь и нашёл гинею, разыскивая кнопку, то это мой добрый друг, Профессор Джибберн.

I have heard before of investigators overshooting the mark, but never quite to the extent that he has done.

Я и раньше слышал об исследователях, выходящих за пределы разумного, но не до такой степени, какие проводил он.

He has really, this time at any rate, without any touch of exaggeration in the phrase, found something to revolutionise human life.

В действительности, он, во всяком случае, в этот раз, без всякого преувеличения, нашёл что-то, что могло бы в корне изменить жизнь людей.

And that when he was simply seeking an all-round nervous stimulant to bring languid people up to the stresses of these pushful days.

И это при том, что он просто искал стимулятор общего действия для нервной системы, чтобы приспособить ослабленных людей к стрессам этой безумной эпохи.

I have tasted the stuff now several times, and I cannot do better than describe the effect the thing had on me.

На сегодняшний день я уже несколько раз попробовал это вещество, и будет лучше, если я опишу то действие, которое оно оказало на меня.

That there are astonishing experiences in store for all in search of new sensations will become apparent enough.

И то, что в нём потрясающие впечатления для искателей острых ощущений, станет вполне очевидно.

Читать далее

Рассказ английского писателя Герберта Уэллса (официальное название "Человек, который делал алмазы").
В нём рассказывается про человека, который после тайных многолетних работ и мучений, научился делать большие искусственные алмазы. Но в тот момент, когда он понял, что смог получить алмаз....

The Diamond Maker (Part 1)

The Diamond Maker (Part 1) [Скачать]

The Diamond Maker

Some business had detained me in Chancery Lane nine in the evening, and thereafter, having some inkling of a headache, I was disinclined either for entertainment or further work.

Творец Алмазов

Какое-то дело задержало меня в Ченсери Лейн до девяти часов вечера, у меня слегка болела голова, и поэтому у меня не было никакого желания ни развлекаться, ни работать.

So much of the sky as the high cliffs of that narrow canon of traffic left visible spoke of a serene night, and I determined to make my way down to the Embankment, and rest my eyes and cool my head by watching the variegated lights upon the river.

Та часть неба, что виднелась над узким ущельем сумасшедшего движения мегаполиса, предвещала тихую ночь, и я решил спуститься к Набережной, дать покой глазам и освежить голову, созерцая пестрые огоньки над рекой.

Beyond comparison the night is the best time for this place;
a merciful darkness hides the dirt of the waters, and the lights of this transitional age, red glaring orange, gas-yellow, and electric white, are set in shadowy outlines of every possible shade between grey and deep purple.

Вне всяких сравнений, здесь ночь - это лучшее время суток;
темнота снисходительно скрывает грязную воду, и огни этой эпохи прогресса, красные с оранжевым отблеском, ядовито-жёлтые и неоновые, сливаются в единую массу всевозможных оттенков от серого до ярко-багрового.

Through the arches of Waterloo Bridge a hundred points of light mark the sweep of the Embankment, and above its parapet rise the towers of Westminster, warm grey against the starlight.

Под сводами Моста Ватерлоо, сотни горящих точек очерчивают кривую Набережной, а над его парапетом высятся башни Вестминстера, красновато-серые в свете звёзд.

The black river goes by with only a rare ripple breaking its silence, and disturbing the reflections of the lights that swim upon its surface.

Тёмные воды реки хранят безмолвие, и лишь редкая зыбь нарушает тишину и отражения огней на поверхности.

Читать далее